zidanio (zidanio) wrote,
zidanio
zidanio

Россия XIX века глазами иностранцев — обзор прессы

Эту подборку «обзором прессы» я назвал, скорее, по традиции. Здесь «обзираться» будет не столько периодика, сколько литература, изданная за рубежом в 1814–1893 годах, в которой заграничные путешественники рассказывали о России и русских.

Как принято представлять взгляд иностранцев на дореволюционную Россию? Обязательные атрибуты — «cossacs», медведи, водка, балалайка, самовар, тройка, баня — то, что обобщенно называют «клюквой». А еще огромные заснеженные пространства, населенные полудикими варварами, влачащими убогое существование. Однако при более подробном знакомстве с отчетами зарубежных путешественников оказывается, что представляли они Россию не совсем так. Конечно, без «клюквенной» составляющей не обходилось: и бравые, но свирепые казаки, и трактиры с самоварами и балалайками, и, конечно же, медведи — куда ж без этого. Но все же складывается впечатление, что авторы путевых заметок пытались понять Россию и русских, глядя на них с симпатией и благорасположенностью. Можно было в тогдашней России, как, собственно, и в любой другой стране, найти и варварство, и дикость, и убожество, но все же авторы, очевидно, этого специально не выискивали. Да оно и понятно — их целью ведь не являлось ни возбуждение ненависти к русским, ни, тем более, смена власти в России. Их задачей было более-менее объективное освещение российской жизни, но, конечно, так, чтобы это было интересно читателям.

В качестве иллюстраций в этом обзоре будут использованы только рисунки, никаких фотографий не будет. Важно не то, как было на самом деле, а то, как это представляли иностранцы. Материал, который я использовал в качестве источника информации, весьма обширный, и охватить весь спектр впечатлений забугорных путешественников по России в одном обзоре невозможно. Поэтому я не буду здесь приводить сведений о национальных окраинах и быте «инородцев», ограничившись лишь взглядом авторов на жизнь великорусского населения.

Начнем, пожалуй, всё же с откровенной «клюквы». Вот, журнал «Нива» (№17, 1903) посмеялся над некоторыми представлениями иностранцев о России.

А рассмотрение, так сказать, аутентичных материалов, начнем вот с этой картинки из книги «Sketches of Russia», изданной в Лондоне в 1814 году: «Казак, убивающий тигра в Сибири в 1810 году».



В пояснении к этой картинке рассказывается история о том, как некий казак где-то в Оренбургской губернии поехал в лес рубить дрова, а на него напал тигр, прятавшийся в снегу. Супостат поранил лошадь и сломал левую руку казаку. Но храбрый казак не растерялся и раскроил хищнику череп топором. С тигра сняли шкуру и отправили ее в Санкт-Петербург, где она как бы и хранится в Эрмитаже. Бравого казака император наградил медалью и назначил a very liberal pension.

Казалось бы, вот уж клюква, так клюква! Но погодим смеяться. Вот что писал российский географ Петр Иванович Рычков:

Бабр есть отродье тигров, видимо, схож к рыси или к кошке. Шерсть на нем желтоватая, с полосами, глаза весьма быстрые, шея короткая и когти пребезмерно твердые. Оных множество находится в камышах степных озер, около Аральского моря и по реке Сырдарье. Людям, верблюдам и лошадям великий вред причиняют. Они такую силу и скорость имеют, что лошадь и верблюда поймав, тотчас убивают. Они очень длинны. Большие из них по сажени и больше бывают. Их ловят молодых, только бы старых при том не было.
«Топография Оренбургской губернии», 1762.

Так что — такое вполне могло случиться. Область Оренбургского казачьего войска простиралась далеко на юг, в казахские степи, и те самые «бабры», возможно, в те времена еще там водились. С некоторой натяжкой этот факт можно согласовать и с наличием леса, в котором можно было бы добывать дрова.

Совпадающий с вышеописанным вплоть до деталей эпизод приводит в своей книге «Travels through Russia and Siberia», изданной в Лондоне в 1825 году, путешественник Джеймс Холман. Только произошел этот случай в Забайкалье, и напал на казака не тигр, а леопард. Сначала молодой казак, проверяя ловушки в тайге, набрел на диковинного зверя. Вернувшись домой, он рассказал об увиденном отцу, тот взял собаку и топор и отправился на поиски хищника. В указанном месте действительно находился леопард, которому, видимо, не понравилось такое внимание к своей персоне, и он набросился на казака. Тот вынужден был сунуть ему в пасть левую руку, а топором, который был в правой руке, казак, по уже устоявшейся традиции, раскроил зверюге череп.


Дальше — шкуру с леопарда сняли, и отправили, конечно же, в Петербург, где она хранится в музее. Рука у казака теперь покалечена, и он не может ее полноценно использовать, но царь наградил его за храбрость и назначил пенсию.

Чтобы уж закрыть тему казаков — вот вам еще картинка из книги «Reise nach West-Sibirien im Jahre 1876» (автор — О. Финш, Берлин, 1879): «Верховая езда казаков (учебный эскадрон в Омске)».


Теперь вернемся к диким животным, обитающим на бескрайних русских просторах, из коих главнейшим является, несомненно, медведь. Путешественники, побывавшие в России, считали своим долгом непременно рассказать какую-нибудь историю о медведях; изображения мишек фигурировали почти в каждой иллюстрированной книге о России. Это объяснимо — читатели не поняли бы, если вернувшийся из России вояжер не рассказал бы ничего о медведях — да в России ли ты был? — усомнились бы они...

В книге «An Illustrated Description of the Russian Empire» (автор — Роберт Сирс, Нью-Йорк, 1855) есть вот такая иллюстрация: «Крестьянин, атакуемый медведем».


Может возникнуть впечатление, что плотоядный хищник в какой-то глуши напал на несчастного пейзанина, участь которого в данном случае очевидна и, увы, печальна. В реальности — а это следует из описания к рисунку — всё было не совсем так. Дело происходило в Иркутске, почти напротив дома губернатора, при скоплении публики. Хозяин дрессированного медведя, живший в четырех милях от Иркутска, регулярно давал представления со своим питомцем в центре города. В тот раз, закончив свой перформанс, хозяин было вознамерился вести медведя домой, но тот почему-то идти не захотел и начал упираться. Возник конфликт, в результате которого хозяин всего лишь получил от медведя по щщам, без особых последствий для здоровья. Публика очень смеялась.

Случай, описанный и проиллюстрированный в книге «Pictures of Siberian, Chinese, and Tartar Life» (автор — Томас Нокс, Сан-Франциско, 1870), также можно отнести к разряду курьёзов. Произошло это в Петропавловске на Камчатке, за пару лет до визита путешественника. В тот день обитатели окраин этого города были напуганы страшным рёвом — оказалось, что по улицам носится корова, на загривке которой сидит медведь, впившийся в несчастное парнокопытное зубами и когтями.


Понятное дело, народ высыпал на улицу, некоторые даже успели взять ружья, но стрелять побоялись — а вдруг в корову попадут. Медведь же, не будь дурак, понял, что пахнет жареным, соскочил с коровы — да и дёру. Вслед ему выстрелили, но не попали. Корова, кстати, тоже не слишком сильно пострадала. Автор утверждал, что лично видел именно эту корову; она стала осторожной и перестала ходить на дальние пастбища. Всё хорошо закончилось.

А вот две сцены охоты на медведей: из книг «Ivan at Home or Pictures of Russian Life» (автор Херберт Барри, Лондон, 1872) и «La Sainte Russie» (Париж, 1890).




Но не только леса на Руси были богаты медведями, но и реки да озёра — рыбой. Вот какая картинка опубликована в книге «La Russia descritta e illustrata» (Милан, 1877). Обратите внимание на подпись: «изба». То есть, авторы хотели познакомить читателя с тем, как выглядела русская изба. А всё остальное, включая рыбину — так, антураж, дело обычное.


А вот как рассказывает Херберт Барри о пищевом рационе русских крестьян в книге «Ivan at Home or Pictures of Russian Life» (Лондон, 1872).

Современные люди в крупных городах Россия едят и пьют то же и так же, как во всех крупных столицах. По-другому питается mujik, чей рацион очень прост. Сегодня — капустный суп, завтра — грибной, с солидным добавлением черного ржаного хлеба и, как лакомство, гречневое варево в масле, — это его обычная еда. Очень маленькие огурцы, как наши корнишоны, едят свежими летом и маринованными в соли и воде зимой.

Едят всякую рыбу, чаще всего пойманную в соседнем водоеме. Грибы очень разнообразны: красный, желтый, коричневый, и черный. Приготовлены они так вкусно, что сейчас, когда я это пишу, у меня невольно выделяется слюна. Зимой и во время постов крестьяне потребляют много растительного масла: из льна, конопли или семян подсолнечника. Картофель mujik ест неохотно, называя его «дьявольскими яблоками». Мясо mujik редко видит, и если уж он лакомится таким деликатесом, то это, как правило, кусок печени, или свиные ноги, или вообще такие части туши животного, которые больше никто не использует.

Mujik постоянно описывается как человек, который не пьет ничего, кроме водки. Но правда состоит в том, что вообще его напиток — вода, а для удовольствия — qvass, сделанный из сброженной ржи. Водку тоже пьют, но только по праздникам.
«Ivan at Home or Pictures of Russian Life», 1872.

В этой же книге можно посмотреть портреты типичных, по мнению автора, представителей некоторых профессий. Вверху: пожарный. рабочий-доменщик, клерк, мужик (крестьянин). Внизу: механик, лесоруб, рудокоп, подмастерье.


Особо впечатляют лесоруб с рудокопом. А великорусские крестьянки, на взгляд Виктора Тиссо, автора книги «La Russie et les Russes» (Париж, 1884), выглядят именно так:



Еще несколько изображений людей различных профессий. Вот крестьяне-строители коттеджей.


Illustrated Description of the Russian Empire (Нью-Йорк, 1855)

Это артель кустарей.

Eastern Europe and Western Asia (Лондон, 1864)

Тренировка питерских пожарных.

Travels through Russia and Siberia (Лондон, 1825)

Московский дворник.

Pictures of Life in Moscow (Лондон, 1868)

Сибирский дворник.

Through Siberia (Лондон, 1882)

Извозчики (ivoshtshiks).

Illustrated Description of the Russian Empire (Нью-Йорк, 1855)

Священник (svestchennik).

Notes of a Nine Years' Residence in Russia (Лондон, 1855)

Описание российских просторов, огромных расстояний, способов преодоления этих расстояний — все это составляло важнейшую часть отчетов о путешествиях иностранцев. Об особенностях передвижения по России пишет автор книги «Travels through Russia and Siberia» (Лондон, 1825) Джеймс Холман.

Нет страны в мире, где путешествия были бы столь быстрыми и дешевыми, как в России. За десять фунтов стерлингов вы можете в течение трех дней переместиться из Санкт-Петербурга в Москву, за 720 верст. Чтобы осуществить путешествие, вам необходим паспорт от губернатора провинции. С этим документом вы будете без промедления обеспечены свежими лошадьми на каждой промежуточной станции.

Главные русские транспортные средства — это кибитка в зимний период и телега летом. Зимнее передвижение куда быстрее и удобнее летнего. В кибитке есть спальные места с матрасами, как в вагоне, и вы можете путешествовать в ней с комфортом. По зимним дорогам можно перемещаться с конца ноября и до середины апреля. Зимой дороги расчищают с помощью треугольной машины из досок, движимой с помощью лошадей, которая сбрасывает снег на обочины и выравнивает проезжую часть дороги. Но весной, когда снег тает, такие дороги напоминают бурное море.

Русские drivers вызывают восхищение своим умением управляться с лошадьми. Эти люди веселы и внимательны, во время путешествия они почти всегда напевают национальные мелодии.
«Travels through Russia and Siberia», 1825.




Sketches of Russia (Лондон, 1814)


Illustrated Description of the Russian Empire (Нью-Йорк, 1855)


Siberia in Europe: a visit to the Petchora (Лондон, 1880)


La Russia descritta e illustrata (Милан, 1877)

Особое впечатление на путешественников производила налаженная система почтовых станций, где можно было поесть, переночевать, получить свежих лошадей. А уж если такая станция, да посреди сибирской тайги — как же не изобразить ее в книге!


Ivan at Home or Pictures of Russian Life (Лондон, 1872)


La Russia descritta e illustrata (Милан, 1877)

Теперь посмотрим глазами иностранных путешественников на тогдашнюю российскую среду обитания. В зарубежных изданиях XIX века можно найти много изображений российских городов, прежде всего, Москвы и Питера. Но большей частью это изображения зданий, церквей, достопримечательностей, общие виды городов — это тоже любопытно, но не совсем по теме. Нам интереснее те рисунки, где показана жизнь горожан — так сказать, жанровые сцены.

Вот так, например, изображалась Москва в книге «Travels through part of the Russian Empire» (автор Роберт Джонстон, Лондон, 1815).



Тоже Москва, из книги «The Capitals of Europe» (автор Уильям Форстер, Лондон 1893).


Овощной рынок в Питере из журнала «Magazijn van hedendaagshe land en volkenkunde» (Амстердам, 1847).


Интересным наблюдением поделился путешественник Джеррман в книге «An Illustrated Description of the Russian Empire» (Нью-Йорк, 1855). Ранним петербургским утром он наблюдал такую картину. Группа людей, среди которых были прилично одетые дамы, под надзором полиции занималась подметанием улиц. Оказалось, что это граждане, которые вечером были доставлены в полицейский участок в нетрезвом виде. После протрезвления они таким вот образом должны были искупить свою вину честным физическим трудом на благо общества.


Еще одна сценка из городской жизни, из книги «La Russia descritta e illustrata» (Милан, 1877). Конкретный город здесь, правда не обозначен, но вывеска, как говорится, доставляет.


Но все же большая часть населения России XIX века жила отнюдь не в городах. Да и экзотики, способной заинтересовать и удивить читателя, в сельской местности было куда больше. Поэтому, рассказывая о России и русских, авторы больше внимания уделяли особенностям деревенской жизни. Вот так выглядела русская деревня глазами иностранцев.

Ижоры — село под Петербургом

Travels through part of the Russian Empire (Лондон, 1815)

В деревне под Новгородом

Travels through part of the Russian Empire (Лондон, 1815)

Русские коттеджи

Travels through Russia and Crimea (Лондон, 1830)

Праздник охотников в русской деревне

Illustrated Description of the Russian Empire (Нью-Йорк, 1855)

Русская деревня

Ivan at Home or Pictures of Russian Life (Лондон, 1872)

Изба — дом русского земледельца

La Russia descritta e illustrata (Милан, 1877)

А внутри isba выглядела так...

La Russia descritta e illustrata (Милан, 1877)

... или вот так. Но это — в Сибири.

Reise nach West-Sibirien (Берлин, 1879)

Еще несколько сценок семейной и общественной жизни.

Русский крестьянин и его семья

Illustrated Description of the Russian Empire (Нью-Йорк, 1855)

Крестьянские дети, один из них играет на русском национальном инструменте balaika

The Muscovite Empire (Лондон, 1854)

Русский крестьянин и samovar

Through Siberia (Лондон, 1882)

А здесь самовар именуется еще более уважительно: somovar.

Illustrated Description of the Russian Empire (Нью-Йорк, 1855)

Поклонение иконам в Сибири

La Russia descritta e illustrata (Милан, 1877)

Рождественские деревья

La Russia descritta e illustrata (Милан, 1877)

Теперь пришло время перейти к самой веселой части обзора — впечатлениям иностранцев об особенностях русских праздников, застолий и развлечений.
Автора уже неоднократно упомянутой книги «An Illustrated Description of the Russian Empire» Роберта Сирса удивил русский обычай пасхальных поцелуев. С арифметикой, правда, автор немного не в ладах...

Одной из наиболее интересных особенностей пасхального торжества является «пасхальный поцелуй». Попробую объяснить некоторые особенности этого странного обычая. В первую очередь, все члены семьи, без исключения, трижды целуют друг друга. Если семья состоит из 10 человек, будет девяносто поцелуев. Даже если на Пасху встречаются малознакомые люди — считается невежливым, если они не расцелуют и не обнимут друг друга с величайшим радушием. Если предположить, что каждый житель Санкт-Петербурга, по очень умеренной оценке, имеет сто более-менее близких знакомых, то только в этом городе происходит 50 миллионов пасхальных объятий!

«An Illustrated Description of the Russian Empire», 1855.



Русское застолье во время Пасхи

Illustrated Description of the Russian Empire (Нью-Йорк, 1855)

Еще один аспект пасхальных торжеств на Руси...

La Russia descritta e illustrata (Милан, 1877)

Судя по всему, на картинке изображен вход в питейное заведение. А вот так в той же книге изображается аналогичное заведение внутри: всё вполне цивильно, публика солидная, картины и образа на стенах, включая, похоже, и портрет государя, опять же — somovarы...


La Russia descritta e illustrata (Милан, 1877)

Еще пара изображений: kabak снаружи и изнутри:




Eastern Europe and Western Asia (Лондон, 1864)

Русская свадьба: выкуп невесты, старинная церемония.

The Russians at Home (Лондон, 1861)

Представители среднего класса на пикнике

Illustrated Description of the Russian Empire (Нью-Йорк, 1855)

Английский путешественник Джеймс Холман в книге «Travels through Russia and Siberia», (Лондон, 1825) делится впечатлениями об обеде в компании казачьего генерала Ефремова, происходившем в его имении недалеко от Петербурга.

Я был единственным посторонним в этой компании, и генерал уделял особое внимание именно мне. Он принес мне свой шлем и множество других вещей, которые, по его мнению, мне было бы интересно увидеть. Он позвал нескольких солдат, специально, чтобы я мог рассмотреть их обмундирование и знаки различия. Как приятно получать такие знаки внимания от такого человека! И как несправедливо, что многие считают варварской нацию, один из представителей которой — между прочим, поднявшийся до генеральского положения от простого солдата! — может проявлять такие чувства к столь незначительной личности, как я!

Но самое интересное развлечение, однако, было еще впереди. Дюжина подпоясанных казаков вошла в комнату, и они начали развлекать нас своими национальными песнями. Пели все вместе, но у каждого была своя партия.

Внезапно они схватили одного из гостей, положили его на руки, и начали бросать его в воздух, таким образом, что он как бы «плясал» под мелодию их песни. Это последовательно проделали с каждым из присутствующих, включая самого генерала! Только один из нашей компании избежал этой участи — это был камергер двора, и он был таким громоздким, что казаки не решились его подбрасывать.

«Travels through Russia and Siberia», 1825.


Travels through Russia and Siberia (Лондон, 1825)

В той же книге Дж. Холман рассказывает о своем посещении благотворительного маскарада в Иркутске. Участник этого действа нарядились в китайцев, тунгусов и камчадалов; еще была устроена шутейная игра в карты, где проигравшего дергали за нос. На маскараде подавали коньяк, который пили стаканами...


Travels through Russia and Siberia (Лондон, 1825)

Еще британский путешественник познакомил читателей вот с такой картиной, порадовавшей его взор, когда он проезжал какую-то деревушку под Владимиром.


Travels through Russia and Siberia (Лондон, 1825)

Вот еще одно русское развлечение: Kulatchnoi Boy из книги «St. Petersburgh: A Journal of Travels To And From That Capital» (Лондон, 1828).


И, в завершение темы развлечений, бытовавших на Руси, а заодно и в заключение всего обзора — вот вам еще одна картинка, название которой можно перевести как «исправление жены».


Russia By A Recent Traveller (Лондон, 1859)

Это могло бы стать образчиком «клюквы», но автор книги, Уильям Фрэнсис Грэм, всё же опубликовал эту картинку как иллюстрацию не к реалиям русской жизни, а всего лишь к песне, в главе, посвященной русскому фольклору. Текст песни приводится в английском переводе, и содержание ее примерно следующее. У мужика была капризная молодая жена, которая всё требовала от него новых нарядов и украшений. Мужик, в общем-то, любил жену, поскольку она была молода и красива, и потакал ее прихотям. А она требовала все больше и больше, и мужик вынужден был даже продать лошадь, чтобы ублажить благоверную с ее растущими запросами. Но настала зима, и надо было ехать в лес за дровами. Но лошади-то уже не было — вот мужик и запряг жену в сани заместо кобылы — остальное хорошо видно на картинке.

История поучительная. Тем более, что именно сегодня, как я слышал, был «международный день шопинга». Так что давайте будем соизмерять наши желания с нашими возможностями.



К оглавлению по обзорам прессы
Tags: история, обзор прессы, этнография
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments