zidanio (zidanio) wrote,
zidanio
zidanio

Categories:

Ретро-катастрофы (7)


Часть 7. Пожары в Российской Империи. Другие города (1853 — 1914)

Под «другими городами» подразумевается всё, кроме Санкт-Петербурга, история пожаров в котором была немного приоткрыта в предыдущей части «Ретро-катастроф». Сюда вошла и Москва, которая горела, полагаю, не реже Питера, но в силу того, что основные СМИ были сосредоточены в столице, пресса писала только про самые значительные московские пожары. В городах и уездах российских губерний случалось огромное множество пожаров; порой выгорали целые города. Конечно же, всё осветить (простите за тавтологию) мне не удастся. Здесь будет рассказано только о самых «громких» событиях, нашедших отражение в тогдашних масс-медиа.

И первым в этом обзоре будет пожар Большого театра в Москве, произошедший 11 (23) марта 1853 года.


Пожар Императорского Большого театра. Автолитография Лилье, 1853

Москва. 11-го марта, в половине десятого часа утра, с каланчи Тверского Частного Дома усмотрен сильный дым, выходящий из здания Императорского Большого Московского Театра, почему тотчас же отправилась туда пожарная команда Тверской Части, и был выкинут на каланче сигнал для сбора пожарных команд всех частей города. По прибытии на место, найдено, что театр горит внутри, и пламя, быстро распространившееся по всем направлениям внутренности театра, вылетало громадною массою в окна и крышу оного, и несмотря на все усилия действий пожарных команд, собравшихся на место пожара, прекратить огонь и даже ослабить его силу не было ни какой возможности. Вся внутренность здания театра, кроме боковых зал в бельэтаже и комнат в нижнем этаже к двум часам пополудни сгорела. Крыша над главною залой и подъездом прогорела и упала вниз, наружные карнизы все обгорели и обрушились.

По изысканию на месте, причина пожара еще не открыта, а чрез расспросы разных лиц оказалось: помощник машиниста при театре Дмитрий Тимофеев объявил, что в десятом часу утра, в то время, когда производилась на сцене работа для вечернего концерта и представления живых картин, он, Тимофеев, имея надобность в некоторых инструментах, пошел в чулан, устроенный на правой стороне сцены, под деревянною лестницей, ведущей наверх, в женскую уборную, и едва только отворил дверь чулана, как из оного вылетело пламя, обхватило ближайшие декорации и завесу, и огонь быстро распространился по всем предметам внутренности театра, так что Тимофеев, едва успев несколько раз закричать, чтобы спасались, вышел, уже будучи обожжен пламенем. Отставной унтер-офицер Дементий Петров Каледа, находящийся при театре в услужении, показал, что он был в это время в церкви, и, возвратясь оттуда в здание театра, пошел к уборной, где заметил суетившихся в бегавших детей, принадлежащих к театральной школе, и увидел сильный дым, выходящий из той уборной, почему, не теряя времени, с помощью служителей театра вывел тех детей на крыльцо актерского подъезда, и тем спас их от преследовавшего пламени.
«Северная пчела», 18 марта 1853 г.


15 апреля 1869 года сгорел железнодорожный мост недалеко от станции Клин Николаевской железной дороги.


«Всемирная иллюстрация», №20, 1869

От инспектора Николаевской железной дороги сообщено, что 15-го сего апреля, деревянный мост американской системы, на каменных устоях, в один пролет, длинною в 22 сажени при высоте 10 сажен, через реку Прутомойку, в 7 верстах за Клином, между Клинскою и Подсолнечною станциями Николаевской железной дороги, загорелся во втором часу пополудни, вскоре после проезда через него одного из петербургских товарных поездов. Пожар произошел от искры паровоза, занесенной ветром под железную крышу моста.

Несмотря на усилие местных рабочих и действие пожарного инструмента, доставленного с Клинской станции, при сильном порывистом ветре, по значительной высоте моста отстоять его оказалось невозможным, и две трети по длине ферм со стороны Петербурга сгорело совершенно. Несчастных случаев с поездами и людьми при этом не произошло.
«Правительственный вестник», 22 апреля 1869 г.

Еще один мост — Москворецкий — сгорел в Первопрестольной 8 мая 1870 года. Пишут, что по неизвестной причине.

Мост загорелся от неизвестной причины и до сих пор больше ничего не узнано. Пожар начался в половине 12-го часа, и в несколько минут огонь охватил все полотно, и страшный дым скрыл мост от взоров собравшейся во множестве публики. Прибывшие пожарные команды не могли ничего сделать. Пассивное положение пожарных вызывало неудовольствие части публики. По временам какой-нибудь оратор предлагал свою теорию тушения мостов, но все это было, конечно, неприемлемо и несвоевременно.

Не прошло и двух часов, как мост рухнул, почти в одно время во всех трех пролетах. Бревна с треском попадали в воду и запрудили мелкую реку; кипящая смола стекала по каменным устоям и, шипя, опускалась в холодную влагу, и скоро от моста остались только одни воспоминания, да каменные устои. К счастью, во время пожара ветер дул вдоль реки, что спасло прибрежные дома от неминуемой опасности.
«Всемирная иллюстрация», №22, 1870.


«Всемирная иллюстрация», №22, 1870

Мост был восстановлен уже в следующем, 1871 году по проекту инженера А.Е.Струве, и просуществовал в таком варианте до 1936 года, когда был заменен ныне действующим.

2 января 1873 года сгорел оперный театр в Одессе. Здание выгорело полностью. Новый театр был построен на том же месте через 14 лет.


Литография Т.Бекеля

Одесский городской театр был выстроен в 1813 году. Сначала это здание было изящного стиля с красивой колоннадой, но в последние пять-шесть лет оно было обезображено пристройками между колонн и с боков. Месяца за два до пожара театр был заново ремонтирован, и ремонтировка его обошлась около 100000 р. Одесские театралы радовались, но радость их была непродолжительна.

Часов в шесть утра 2-го января, возвращавшиеся из маскарада заметили дым над газовыми часами, стоящими на фронтоне театра под крышей. Скоро из циферблата повалил черными клубами дым; потом показалось пламя. Пожарные явились немедленно, но ничего не могли сделать. Деревянный потолок театра, покрытый промасленным холстом, вспыхнул, как свечка, и огромный огненный столб взвился к небу, В 8 часов крыша обвалилась внутрь здания; послышались взрывы газа, и скоро весь театр представлял исполинский костер, потушить который не было никакой возможности. Стены наклонились на внешние стороны, угрожая ежеминутно падением, так что пожарных пришлось отвести. Они работали с величайшим самоотвержением, и им удалось отстоять смежный с театром флигель и примыкающий к нему сарай, наполненный декорациями и сухим лесом. К полудню обрушился карниз, к вечеру части стен и верхушки колонн, Пламя было так сильно, что камень превратился в рыхлую массу, негодную даже для известки.

Пожар приписывают загоревшемуся газу. Трубки в некоторых местах были неплотны. газ понемногу выходил и наполнил пространство под крышей и залу; потом, прикоснувшись к газовому рожку, освещавшему часы, вспыхнул и все загорелось.., Некоторые бросились в коридоры, в кассы и канцелярию, но едва успели спасти несколько бумаг и скамеек. Весь гардероб и музыкальные инструменты сгорели. Сам директор театра г-н Фалетти едва не погиб, потому что спросонья не мог сначала понять. что делается. Убыток огромный!
«Всемирная иллюстрация», №6, 1873.


«Всемирная иллюстрация», №6, 1873

Огромным пожаром 15-17 апреля 1879 года был практически уничтожен город Оренбург. Фатальным оказалось стечение обстоятельств: жара, засуха, сильный ветер. Местные пожарные не справлялись, воды не хватало. Подмога из Самары прибыла, когда спасать было уже нечего. Сгорели несколько церквей. мечеть, три отделения банка, казначейство, духовное училище, казенная палата, прогимназия, гимназия, учительский институт, городская дума, военный суд, богадельня, часть городской больницы, все крупные гостиницы, более 900 частных домов. А началось все с маленькой избушки на берегу Урала, где располагалась прачечная какого-то еврея. И вроде бы даже огонь был погашен, да, видать, плохо. 1 и 5 мая в районах Старая и Новая Слободка догорело то, что уцелело при большом пожаре.


«Всемирная иллюстрация», №23, 1879

27 апреля 1879 года в городе Ирбите, тогда относившемуся к Пермской губернии, произошел пожар, уничтоживший практически всю центральную часть города. Поначалу пожар казался незначительным: при полном безветрии вечером вспыхнул сарай одного из домовладений. Но из-за халатности и бездействия пожарных огонь перекинулся на соседние строения, а потом поднялся сильный ветер, и огонь понесло к центральной площади. Площадь была застроена деревянными ярмарочными строениями, от которых вскоре ничего не осталось. В результате выгорело 12 кварталов — лучшая часть города.


«Всемирная иллюстрация», №31, 1879

Богатым на крупные пожары оказался 1879 год. Вслед за Оренбургом и Ирбитом в июне сгорело пол-Иркутска.

22-го июня Иркутск постигла беда: половина города выгорела. Пожар возобновился 24-го июня и довершил опустошение: лучшие здания Иркутска были истреблены огнем. В эти пожары сгорело пять православных церквей, так же как и лютеранская, и католическая. Кафедральный собор, еще не оконченный постройкой, обещавший стать лучшим украшением города. также сгорел. Погорели все лучшие фирмы в городе. толкучий рынок и оба гостинных двора. Не осталось ни одной аптеки: все три уничтожены огнем. Жители с уцелевшим имуществом выехали за город, разместились по окрестным селениям или просто разбили лагерь на берегах Ангары и Ушаковки, Более подробных сведений о пожаре не имеется, но одно уже перечисление сгоревших зданий показывает, что убытки громадны.
«Всемирная иллюстрация», №30, 1879.


Иркутский пожар. Худ. Дмитрий Романов.


Иркутск после пожара. Фото 1879 г.

25 февраля 1880 года сгорела ткацкая фабрика Гивартовского на Нижней Хапиловской улице в Москве (в районе современной ст. метро Электрозаводская). На фабрике, помимо производственных, были и жилые деревянные здания, где обитали рабочие. В одной из квартир ранним утром и начался пожар, как предполагали, от опрокинутой керосиновой лампы. Распространению огня способствовал сильный ветер. К прибытию пожарных огонь отрезал все выходы из зданий, и люди оказались в огненной ловушке. Погибло 39 человек, ранения и ожоги получили более 30. Такое количество жертв было вызвано пренебрежением правилами безопасности. Лестницы были деревянными, а не каменными или железными, как предписывалось. Запрещалось оставлять рабочих на ночлег в производственных помещениях — и это не соблюдалось.


«Всемирная иллюстрация», №12, 1880

12 августа 1881 года загорелся нефтяной фонтан на Балаханских промыслах близ Баку.

Машинист, намереваясь развести огонь в топке паровика, зажег спичку, от которой и вспыхнул газ, выделявшийся из бившего фонтана и наполнивший, по причине совершенного и продолжительного безветрия, всю атмосферу. Огонь передался фонтану, превратившемуся в огненный вулкан. Огненные брызги зажгли несколько соседних промыслов, и опасность угрожала подземным запасам нефти,

Решено было закрыть фонтан ящиком, с применением действия воды и пара и попытаться завалить его камнями и землею, обведя валом, по возможности на близком к фонтану расстоянии. Дня три спустя из предложенных способов тушения один только — обведение фонтана валом и рвом — приведен в исполнение. Когда эта мера, служившая для предотвращения распространения пожара, была окончена — тогда поставлены были три пожарных трубы. Действие труб оказалось неудовлетворительным: одна из них сломалась, вторая действовала хорошо, но подавала воду дальше, чем нужно, третья — почти вовсе не действовала. После всего этого предположено закрыть фонтан ящиком. Трудов потрачено много, но успеха не было.

Наконец, 30 августа ночью фонтан прекратил извержения и погас сам собою...
«Всемирная иллюстрация», №39, 1881.


«Всемирная иллюстрация», №39, 1881

15 сентября 1881 года в Москве, в Малом Черкасском переулке, сгорел Общественный двор. По фамилии первого владельца его также называли Пашковским. Двор был застроен по периметру каменными двухэтажными лавками, кроме лавок были и меблированные комнаты. В таких комнатах жил художник В. Е. Маковский, который видел многих героев своих картин («Толкучка», «Крах банка») непосредственно у своего жилища. Через год по проекту Б.В.Фрейденберга на месте сгоревшего Общественного двора были возведены здания, находящиеся там и по сей день.


«Всемирная иллюстрация», №42, 1881

3 января 1883 года в Бердичеве во время представления вспыхнул пожар в цирке, жертвами которого стали, по некоторым сведениям, 340 человек.


Рис. Андриолли, «Шипы», 22.02.1883

Новый год в Бердичеве начался страшной катастрофой: сгорел цирк г. Феррони, причем погибло более 340 человек, по другим сведениям — 268. Причина пожара пока не выяснилась: известно только, что пожар начался в уборной, где помещался, неизвестно зачем, бочонок с керосином; вверху же, на чердаке, было сложено восемь возов сена.

Пламя вспыхнуло почти мгновенно и с такою же быстротой распространилось по крыше. В цирк было впущено по билетам 1000 человек и, кроме того, директор цирка распорядился впускать публику без билетов; таким способом впущено было еще около 200 человек.

Выходов в цирке было три, но два из них были наглухо забиты; третий же, через который спаслась часть публики, был устроен в виде узкого коленчатого коридора, и, кроме того, в нем были устроены три перегородки, двери в которых отворялись внутрь.

Пламя сразу вспыхнуло настолько ярко, что многие из присутствовавших в цирке приняли его за бенгальские огни. Но когда поняли, в чем дело, то масса зрителей, охваченная безумным паническим страхом, бросилась к выходу. Но спасения не было: цирк горел как лист писчей бумаги — и раньше, чем половина публики успела выскочить, крыша рухнула на головы оставшихся. Постройка цирка была самая воздушная: сколочен он был из тонких досок, а промежуток между внутренней и внешней стеной был наполнен соломой, так что даже отдельные лица, из не потерявших присутствия духа, выламывали доски и выскакивали вон. Подоспей пожарная команда вовремя — любую из стен можно было бы моментально развалить и избавить этим массу народа от страшной и мучительной смерти. Будь здесь даже 2-3 пожарных крючка, топор или, вообще, какое-нибудь орудие — и большинство погибших было бы спасено. Но этого ничего не было: пожарные опоздали, а люди тем временем горели живьем.

Когда удалось, наконец, уменьшить силу огня, когда пламя и дым стали реже, — на месте главных дверей обрисовалась страшная куча, состоявшая из нескольких пластов обгоревших тел. Наверху лежали совсем обгорелые в самых невозможных позах. Задние ряды, напираемые к выходу, горели стоя; у многих из них обгорели мягкие покровы головы, и голые кости черепа, выдаваясь сквозь них, производили ужасное впечатление. Картина по окончании пожара была еще страшнее. Вся площадь усеяна была обезображенными трупами, около которых теснились родные и друзья погибших. Рыдания и вопли слились в один зловещий вопль, хватавший за самое сердце.
«Всемирная иллюстрация», №3, 1883.


«Всемирная иллюстрация», №3, 1883

7 октября 1884 года в Москве сгорел Солодовниковский пассаж, занимавший весь квартал между Петровкой и Неглинной Главный фасад выходил на Кузнецкий Мост. Этот крупный торговый комплекс был построен в 1862 году архитектором Н.В.Никитиным по заказу купца Г.Г.Солодовникова, за что оный купец получил звание Почётного гражданина города Москвы. После пожара пассаж все же был восстановлен по проекту архитектора М.А.Арсеньева. Однако, в 1941 году Солодовниковский пассаж был уже окончательно разрушен при бомбардировке. На его месте был разбит сквер. В 1974 году на месте сквера, а также снесенных Голофтеевского (он у нас тоже еще будет гореть!) и Александровского пассажей был построен новый корпус ЦУМа.


«Всемирная иллюстрация», №44, 1884

Пожар в Брест-Литовске 4 мая 1895 года уничтожил большую часть города.

Пожар начался в еврейской пекарне над рекой Муховцом на Рыбацкой улице. Жертвой огня сделалось около 1000 домов, населенных несколькими тысячами, большей частью состоятельных, людей, В церкви во время пожара шло богослужение, закончившееся за минуту до провала горящей крыши. Священник. выскочив на улицу, тотчас же умер. От церкви уцелела одна только стена. Католический костел уцелел, уцелели также некоторые каменные здания в центре города, где помещались важнейшие гостиницы и магазины. Вообще же, уцелело менее трети города. Что касается до человеческих жертв, то число их еще точно не установлено. По сведениям полиции погибло не более 20 человек, по словам погорельцев — свыше 30. Часть погорельцев приютилась в свободных зданиях военного ведомства; более достаточные поселились в гостиницах.

По дороге в город, уже за железнодорожным виадуком, картина бедствия представляется во всей своей полноте. Домов не видно, торчат одни полуразрушенные печные трубы да кое-где кирпичные стены. Даже деревья не уцелели от адского пламени пожара. Изредка белеет уцелевший чудесным образом домик...

Еще 5 мая вечером над городом стоял едкий дым, а время от времени вспыхивавшее пламя напоминало, что дело разрушения продолжается. Повсюду на улицах встречались группы людей, черных от дыма, одетых в лохмотья, плачущих, рвущих на себе волосы, безучастных ко всему окружающему. Дети громко рыдали и просили хлеба; отовсюду раздавались вопли несчастных, потерявших своих близких или все свое имущество и проводивших уже не первую ночь под открытым небом.
«Всемирная иллюстрация», №24, 1895.


«Всемирная иллюстрация», №24, 1895

4 февраля 1896 года в Киеве сгорел Второй городской театр, построенный в 1856 году по проекту архитектора И. В. Штрома. К счастью, пожар возник уже после окончания представления, и жертв удалось избежать. Сгорела располагавшаяся в здании театра самая крупная в России оперная, оперетточная и драматическая библиотека, принадлежавшая анрепренерше Сетовой. На месте сгоревшего театра в 1901 году был построен Театр оперы и балета.


«Всемирная иллюстрация», №9, 1896

В апреле 1897 года снова горели нефтяные промыслы в Баку. Впрочем, там это было делом вполне обыденным.

В прошлом месяце, в г. Баку, в местности Биби-Эйбат случился страшный пожар на нефтяных промыслах Каспийско-Черноморского товарищества, фактическим хозяином которого состоит Ротшильд. Как известно, пожары на нефтяных промыслах в Баку нередки, но таких значительных и продолжительных, как последний пожар на ротшильдовских промыслах давно уже не было. Загоревшийся нефтяной фонтан был одним из крупнейших — он выбрасывал в сутки до 900.000 ведер струей сажен в 50 вышины. И вся эта огромная масса нефти горела огромным столбом пламени. Пламя было настолько ярко, что в самом Баку, от которого горевший фонтан отстоит на расстоянии трех верст, на улице ночью можно было читать самую мелкую печать. Пожар этот длился 10 дней и прекратился лишь к 15 апреля.
«Нива», №22, 1897


«Нива», №22, 1897

Вечером 24 ноября 1900 года в Москве сгорело знание торгового центра «Мюр и Мерилиз» между Петровкой и Неглинной. Огонь появился в подвале здания. В нем еще оставались служащие, которым вроде бы даже удалось потушить загорание. Но пламя затянуло наверх по лифтовой шахте, и сразу загорелся уже третий этаж. Пожарные ничего не могли сделать, кроме как защитить соседние дома. Здание продолжало дымиться весь следующий день, Из окон через провалившуюся крышу выносило тлеющие остатки товаров.

«Мюр и Мерилиз» горел и раньше, в 1892 году, но тот пожар не принял катастрофических размеров. В Москве тогда распространился немудрёный стишок: «Плачет Мэри, плачет Лиза. Был пожар у Мерилиза!» Магазин был восстановлен в 1908 году по проекту Клейна. Сейчас это старый корпус ЦУМа.


«Новое время», 7 декабря 1900 г.

Не прошло и 6 лет после опустошительного пожара в Брест-Литовске, как 28 апреля 1901 года снова сгорела значительная часть города. Как и в 1895 году, пожар начался у берега реки Муховца. Огонь понесло к центру города. Сгорело 14 кварталов. Город лишился 655 домов, без крова осталось более 20 тысяч человек. Сгорели гостинный ряд со 190 лавками, почта, тюрьма, здания воинского присутствия и комитета трезвости.


«Нива», №21, 1901


«Новое время», 19 мая 1901 г.

Ночью 14 декабря 1901 года в Москве загорелось строящееся здание гостиницы «Метрополь». Пожарные прибыли с часовым опозданием, но у них не оказалось ни одной достаточно высокой лестницы. На крышу им пришлось взбираться по связанным малярным лестницам. В конце концов крыша обрушилась, восемь пожарных провалились вниз, один из них погиб. К моменту пожара здание гостиницы было почти завершено. Огнем были уничтожены все интерьеры. Достроен «Метрополь» был только в 1905 году.


Фотография 1901 г.

В июне 1902 года страшный пожар уничтожил большую часть Казани.

8-го и 9-го июня большой университетский город Казань представлял из себя картину ужасного пожарища. Почти двое суток город стоял в дыму и пламени, словно в день осады его Иоанном Грозным. Нынче погибла почти вся татарская часть этого русско-татарского города. Огонь уничтожил более 300 домов, охватив колоссальную площадь в 4 квадратных версты. Тысячи жителей остались без крова и имущества.

В дни, предшествовавшие катастрофе, в Казани стояла тропическая жара, доходившая до 25° в тени: деревянные строения обречённых на гибель улиц накалились на солнце и представляли собою превосходный горючий материал.

В настоящее время погоревшая часть города представляет в высшей степени печальное зрелище: вместо улиц теперь раскинулись целые площади, заваленные мусором, искривлёнными железными листами с крыш, грудами угля и пепла. То здесь, то там стоят обгорелые столбы и обожжённые печки. Закопченные брандмауэры одиноко высятся над ними. Обгоревшие, словно обнажённые, каменные дома с сияющими отверстиями окон мрачно стоят среди развалин. А от огромного количества деревянных хибарок не осталось совсем никакого следа: огонь слизнул их без остатка.
«Нива», №26, 1902


«Нива», №26, 1902

Но ещё более печальную картину представляют погорельцы. На лугах, покрытых зловонным мусором и заплесневелыми тинными лужами, на кучах полуобгоревшей домашней рухляди, ютятся бедные их семьи с беспомощными малютками и старухами. Там они теперь днюют и ночуют – на открытом воздухе, под солнцем и дождём – среди куч навоза, составляющих, к слову сказать, особую достопримечательность Казани. В одном из шалашей теснятся до 30 воспитанников айтугановского мужского училища.

Убеждённые фаталисты (как вообще все магометане) – татары скоро покорились судьбе и как-то сразу подчинились необходимости сидеть на сыром берегу озера и не иметь угла. «Кышмет! (судьба!) – говорят они: - ничего не поделаешь!» И это магическое слово так успокаивает бедняков, что они очень скоро находят утраченное душевное равновесие.

Отчего погорела Казань? По отзывам свидетелей, казанские противопожарные средства оказались в более чем не блестящем состоянии. Затем, приходится изумиться и той скученности деревянных домишек, которая допущена в Казани; вот эти обстоятельства, главным образом, и послужили ближайшими причинами казанской катастрофы.
«Нива», №26, 1902


«Нива», №26, 1902

В январе 1903 года в очередной раз горели объекты бакинской «нефтянки», на этот раз — резервуары с керосином.


«Новое время», 12 февраля 1903

Но не только на Каспии горела нефть. 15 марта 1905 года под Нижним Новгородом сгорела целая флотилия нефтеналивных барж, а заодно и баржи с зерном.

15-го марта произошел страшный пожар на Волге, в Муромском затоне, близ Нижнего Новгорода. Загорелся огромный караван нефтяных барж, зимовавших в этом затоне. Катастрофа началась ночью.. Загорелось на нефтекачке — наливной барже с приспособлением для переливания нефти в пароходы. Каким образом возник огонь — осталось невыясненным. На нефтекачке, как и на каждой нефтяной барже, имелись кое-какие огнегасительные средства (ящики с землей и пр.), и поэтому некоторое время борьба с огнем велась довольно успешно, а пламя как будто совсем погасло. Но в 4 часа утра оно вновь сразу выступило в нескольких местах, и настолько энергично, что люди, тушившие пожар. еле успели убежать с палубы. Нефтекачка вспыхнула, как костер, а от нее огонь перешел на соседние баржи — нефтяные и хлебные,— и часа через полтора весь огромный караван барж, плотно замерзших во льду пустующего затона, был объят пламенем. Колоссальные клубы черного, густого дыма поднялись высоко к небу вместе с огненными языками. Страшная картина пожарища была ясно видна в Нижнем Новгороде.
«Нива», №18, 1905


«Нива», №18, 1905

Следующий пожар в нашем повествовании также произошел на Волге. 5 июля 1906 года дотла сгорел поволжский город Сызрань.

Пожар начался, как писала тогдашняя пресса, из-за пустяка. Какой-то барыне приспичило варить варенье у себя во дворе. По неосторожности барыня еще подожгла и деревянный сарай. И тут налетел ураганный ветер, который к тому же несколько раз менял направление, и в результате огонь распространился по всему городу. Положение усугубилось, когда огонь подобрался к пороховым складам. «Взрывы пороха, грохот разрывавшихся артиллерийских снарядов, треск ружейных пуль — были последним прощальным салютом погибшей Сызрани», — писала «Нива».

По словам оставшихся в живых свидетелей, зрелище было настолько страшным, что многие обыватели от ужаса сходили с ума. В конце концов город превратился в сплошное море огня. Люди с воплями бежали по улицам в поисках спасения, но со всех сторон их снова и снова встречала стена огня. Даже среди бела дня зарево сызранского пожара было видно за 90 верст от Сызрани — у города Хвалынска, что находится ниже ее по течению Волги.

Погибли все, кто не смог уйти из города — в первую очередь, обитатели больниц, богаделен и приютов, престарелые и убогие, а также арестанты. Не сумели спастись даже те, кто пытался отсидеться внутри противопожарных резервуаров. Эти несчастные попросту сварились в кипятке, в который очень быстро превратилась вода в этих не слишком больших емкостях. Всего погибло не менее 1000 человек, сгорело около 5500 домов.


«Нива», №30, 1906

30 октября 1907 года горело здание Солодовниковского оперного театра в Москве, на углу Большой Дмитровки и Кузнецкого моста. Сейчас в этом доме располагается театр оперетты.


В настоящее время выяснено, что запоздалое прибытие пожарной команды на пожар театра Солодовникова произошло по вине упрямой телефонистки с телефонной станции.

Некто г. Пинягин первый заметил пожар в театре и, естественно, бросился к первому попавшемуся телефону, чтобы вызвать пожарную команду. Не зная номера телефона пожарной команды, он просил телефонистку дать любую пожарную часть. Телефонистка заартачилась и не пожелала соединять телефон до тех пор, пока не скажут номер абонента, с кем желают говорить. Пока шли пререкания с этой упрямой телефонисткой, сгорело пол-театра.

По приказу Градоначальника было произведено строгое расследование, вполне подтвердившее этот возмутительный случай. Вчера г. Градоначальник, желая предупредить повторение подобных случаев на телефонной станции, обратился к г. инспектору телефонной сети, с просьбой принять меру к тому, чтобы все телефонистки знали номера телефонов таких мест, от которых требуется немедленная помощь, и не отказывали бы обращающимся к ним по телефону в соединении линии с требуемым местом, лишь потому только, что номер телефона якобы неизвестен
«Московский листок», 1 ноября 1907


«Новое время», 10 ноября 1907

1 июня 1908 года от сильного пожара пострадал город Двинск (ныне Даугавпилс, Латвия).


«Новое время», 14 июня 1908

31 мая 1910 года в Москве горела центральная станция трамваев на Болотной набережной.


«Огонек», №24, 1910

В июне 1910 сгорела половина заштатного городка Красноборска близ Архангельска (ныне — одноименное село).


«Огонек», №28, 1910

20 февраля 1911 года страшный пожар в кинематографе села Бологое (ныне — город) Тверской губернии унес жизни 64 человек, из них 43 — дети. Ожоги получили 37 человек. Пожар начался из-за возгорания пленки в кинопроекторе. Для защиты от безбилетников все выходы в здание были перекрыты, кроме одной дверной створки. Да и чтобы до нее добраться, надо было пройти извилистым коридором. Люди оказались в западне...




«Огонек», №10, 1911

Все предполагаемые виновники трагедии также погибли при пожаре. На месте трагедии была сооружена часовня, сохранившаяся по сей день.

14 мая 1911 года сгорела большая часть местечка Мир Минской губернии (ныне пос. Мир Гродненской обл.)


«Огонек», №22, 1911

11 июля 1911 года сгорело здание «Гранд-отеля» в Ростове-на-Дону.


«Огонек», №31, 1911

24 февраля 1912 года в Москве сгорел пассаж «Голофтеевская галерея», которая была расположена между Солодовниковским пассажем (сгорел в 1884 году) и пассажем «Мюр и Мерилиз» (сгорел в 1900, восстановлен в 1908 году). Место какое-то явно нехорошее. Рядом находятся гостиница «Метрополь», горевшая в 1901 году, Большой и Малый театры (тоже не раз горели). Во время пожара Голофтеевской галереи в театрах шли представления, но публика, узнав про пожар, ломанулась наружу. Началась паника и давка, правда, обошлось без жертв.


«Огонек», №10, 1912

В ночь на 29 июля 1912 года сгорела большая часть города Полоцка (ныне — Витебская обл.) В городе не было водопровода, а реки Полоть и Двина из-за засухи обмелели, так что тушить пожар было нечем. Сгорело более 1000 домов, число жертв оценивалось в 20-30 человек.


«Огонек», №31, 1912

2 мая 1914 года, пожалуй, в самом пожароопасном месте Москвы произошел очередной пожар. На этот раз горел Малый театр, точнее, пристройка к нему, где хранились декорации Большого и Малого театров. В результате практически все они сгорели.

Фотография 1914 г.

На этом завершим ретро-обзор российских пожаров. Напоследок — еще парочка фотографий. На первой, датируемой 1909 годом, отображен процесс тушения пожара в Москве, на Смоленском бульваре. Сам по себе пожар этот явно незначительный, и не стоил бы упоминания, но здесь хорошо видна работа московских пожарных.



Ну, а последняя фотография иллюстрирует совсем уж курьёзную ситуацию — пожар на пожарной каланче в городе Рыбинске в 1911 году. Что ж, случалось и такое.





К оглавлению «Ретро-катастроф»
Tags: история, ретро-катастрофы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments